Меню сайта
Разделы Новостей
Новости Шив Шакти Кул [51]
Новое на сайте [38]
Поздравляем! [80]
Где еще нас найти
  • Сайт Шив Шакти Кул
  • Форум Самвад
  • Facebook
  • Gurusfeet
  • YouTube
  • Google+
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Нишкам Праврутти Марг
    Путь Бескорыстного Служения

    Что является движущей силой человеческой жизни?



    AhAra-nidrA-bhaya-maithunam cha
    samAnam_etat_pashubhir_narANAm |
    dharmo hi teShAm adhiko visheSho
    dharmeNa hInAH pashubhiH narANAm ||

    Аахар — еда, Нидра — сон, Бхайа — страх, Майтхуна — секс. Чувства голода, сна, страха и секса — общие для людей и животных. Дхарма — единственное, что отличает человека от животного. Без Дхармы человек скатывается до уровня животного.

    — Хитопадеша

    Что такое Дхарма? Обычно слово "Дхарма" переводится на английский как "Религия". Религия — это определенная вера в Бога или способ поклонения. Но основное определение Дхрамы гораздо шире этого. Дхарма — это не только способ поклонения, вера или вероисповедание. Дхарма значит норма поведения, образ жизни.

    Я часто говорю, что Садхана (Духовная Практика) не ограничивается тем, что вы делаете перед алтарем. Садхана — не просто какие-то ритуалы и чтение мантр, вся жизнь — Садхана. Слово Садхана значит практика, которая помогает достичь Садхйи (Цели). Даже если цель жизни преданного — Господь, он не может игнорировать творение Бога, потому что каждое его творение носит на себе печать Создателя.

    Пока человек жив, он не может быть свободен от действий. Главным образом он действует тремя способами:

    1. Кайена — телом

    2. Ваачена — речью

    3. Манасен — умом

    Очевидно, что тот, кто ведет аскетичный образ жизни или живет в уединении, также не свободен от совершении Кармы. Помните, что отказ от социальной ответственности — это не состояние отречения. Это чистой воды бегство от действительности. В конечном итоге такие Садхики отдаляются от Бога. Самые большие трудности Садхака испытывает из-за самого или самой себя. Я расскажу вам одну интересную историю, которая случилась со мной во время моего странствия по Гималаям.

    Как это случается с большинством Йогинов, я был очарован великими Гималаями. В моей ранней юности, когда мне было около двадцати лет, я путешествовал по великим Гималаям в поисках себя. Я напишу об этом подробнее в следующий раз. Сейчас я расскажу об одном Йогине, которого я повстречал на своем пути.

    Он был бенгальцем, его возраст приближался к пятидесяти годам. Назовем его Баба из Бенгалии. Он жил в маленькой пещере, которая походила на хижину из камней, покрытой деревом, доступным в районе Гималаев. Когда я подошел к его маленькому Ашраму, я был очень уставшим и ни с кем не разговаривал в течение нескольких дней. Так что я был очень счастлив, увидев хижину вдалеке, и чувствовал, что может быть это возможность встретиться с каким-нибудь великим Садхаком, потому что это место было далеко от какой-либо маленькой деревушки или сельскохозяйственной земли. Но до этого я уже много раз видел такие хижины, но они были брошены, так что это жилище также могло оказаться пустым. Несмотря на это, я решил пойти туда. Если жилище брошено, то я мог бы провести там пару дней, а может и больше, если это место подойдет для моей садханы. Ветер был очень сильным. К этому моменту мое тело уже мобилизовало внутренние резервы, чтобы выжить в этом климате. Как только я подошел ближе, то увидел человеческую фигуру, выходящую из жилища, она стояла и смотрела на меня. Подойдя еще ближе, я смог разглядеть фигуру более четко. Мужчина был достаточно высокого роста и со светлой кожей. У него была довольно длинная борода. Даже у меня к этому времени выросла небольшая борода. Физически он выглядел очень крепким и стоял, выпрямив спину. Я смог понять, что должно быть он регулярно занимается Асанами Хатха Йоги. Только несколько седых волос в бороде выдавали его возраст. Я подошел к нему достаточно близко, чтобы он мог слышать меня, и громко прокричал: "Джай Бхоле Натх!". Он спокойно ответил: "Джай Бхоле Натх".

    В течение всех этих дней, пока я странствовал по Гималаям, я счастливо понял, что любое сектантство заканчивается в принятии Верховности Бхагавана Шри Шивджи. Так что не нужно смотреть на Тилак, чтобы угадать с приветствием. Есть Тилак или нет, это всегда будет "Хар Хар Махадева" или "Джай Бхоле Баба", или "Джай Шив Шамбху". Это очень символично. Как большинство великих рек Индии берут начало в Гималаях, так секты берут начало в Верховном Господе, Боге Милости, Бхагаване Шиве. Люди, живущие на равнинах, распознают друг друга по принципу «из какого района Ганги или Ямуны», позже все стали идентифицировать себя как «Шайвы, Шакты, Вайшнавы и тому подобное». Никого не заботит, как достичь начала реки или веры.

    Я подошел ближе, и он посмотрел на меня с большим изумлением. "Ты выглядишь очень молодо", — сказал он. Я улыбнулся. Он поприветствовал меня и попросил садиться где я захочу. Я поблагодарил его и сел. Это было прекрасно место, созданное природой из больших камней. Это выглядело как пещера, но не было пещерой. Как я понял, жилище было покрыто ветками деревьев для зашиты обитателя от снежных бурь и сильного ветра. Он внимательно меня рассматривал, я улыбнулся. Должно быть мое тело выглядело как дом, где живут раны, так как я только что оправился от повреждений после сильного мороза несколько дней назад. Весь мой лишний жир исчез. Я не смотрелся в зеркало несколько недель, так что сложно описать, как я выглядел тогда в том состоянии. Единственное, по чему я могу судить, как я должно быть выглядел тогда, это по моим рукам и ногам. Я все еще не могу найти слов, описать в каком плохом состоянии были мои конечности. Единственное позитивное, что я могу сегодня сказать о том моем физическом состоянии: "Я чувствовал в себе больше энергии, чем когда либо". Все благодаря лекарственным травам, которые мне дал неизвестный Садху с большой джатой, его я встретил несколько недель назад. Я ел их каждый день понемногу, как посоветовал Джатавале Бабаджи (Святой с Джатой), так как у него была огромная Джата, украшавшая его голову. Он дал мне маленькую сумку из ткани, полную этих трав, и сказал, что этого хватит до конца твоего путешествия. Так как все еще у меня было достаточно с собой этих трав, я понимал, что впереди меня ждет длинный путь.

    Мой хозяин спросил меня: "Ты хочешь поесть?" Я ответил: "Нет". Потому что Джатавале Баба сказал, что я не должен есть ничего в тот день, когда я использую травы. "Ты хочешь сказать, что уже ел сегодня?"— спросил меня он с большим удивлением в голосе, потому что ближайшее поселение людей находилось, по крайней мере, в трех днях ходьбы, а у меня не было ничего, что могло бы указать, что я ношу еду с собой. Я сказал, что у меня есть освященные травы, которые помогают мне выжить. Он промолчал. Он собрал довольно много сухого дерева в своем жилище и сделал небольшой очаг. У него были два маленьких мраморных камня. Он сделал небольшое углубление в земле, обложив его маленькими камнями, это указывало на то, что здесь он разжигал огонь. Он положил в углубление немного дров и Гхии, и стал тереть мраморные камни друг об друга, высекая искры. Делая это, он начал повторять ведические мантры для Агни Дева (Бога Огня), а я молча смотрел на него. Вскоре, гораздо быстрей, чем я мог ожидать, я увидел что дрова загорелись. Он поставил на огонь воду, добавил туда мед и соль. Я с любопытством взирал на все это. Как только все вскипело, он налил напиток в глиняную чашку и протянул ее мне. Я не знал, мог ли я пить или нет, так как Джатавале Бабаджи ничего не говорил о подобных напитках. Я решил выпить, потому что это было предложено с большой любовью и заботой. Я выпил этот горячий напиток с солью и медом и почувствовал себя действительно очень хорошо. Теперь по его говору, я мог понять, что хозяин был из штата Западная Бенгалия, восточной части Индии. Он сказал мне, что у него достаточно риса на зиму, так как он ест всего раз в два дня. Он готовит рис с небольшим количеством соли. Он сказал, что может приготовить рис мне, так как он не собирался сегодня есть. Я сказал, что тоже не хочу ничего есть. Тогда он посоветовал мне отдохнуть, и мы можем поговорить завтра утром. Внезапно я понял, что в течение долгого периода времени у меня не было такой роскоши, как спать под кровом всю ночь. Так что я тут же почувствовал, что засыпаю.

    Когда я проснулся, то увидел его, делающим Асаны. Я смотрел на него с интересом. Он был превосходен. Я тоже решил заняться медитацией. Я медитировал несколько часов. Когда я открыл глаза, то увидел, что он смотрит на меня с большим интересом. Он сказал: "Похоже, ты очень продвинутый йогин!". Я ответил: "Я так не думаю. Я искатель, пытаюсь найти мое предназначение. Но ты, видимо, мастер Хатха Йоги". Он улыбнулся с некоторой грустью и сказал: "Ну, я много практикуюсь. Здесь я уже десять лет. Я хотел быть Сиддхой, но почему то у меня не получается. Мой Парам Пуджйапад Гуруджи принял Маха Самадхи три года назад. Внезапно после этого я понял, что я ничего не достиг здесь, кроме мастерства в Хатха Йоге. У меня есть семья в Западной Бенгалии, и я часто скучаю по ним. Я мечтаю вернуться домой как Сиддха, но, кажется, этого никогда не произойдет. Я не знаю, что теперь делать. Я ушел из дома, чтобы вернуться великим завоевателем. Но теперь я полностью потерпел поражение. Я не хочу возвращаться домой сейчас и не знаю, как я проведу здесь остаток своей жизни". Его голос дрожал, пока он говорил все это. "Десять лет в Гималаях, оттачивая технику Хатха Йоги, и теперь я в отчаянии". Я смотрел на него с сочувствием. "Я наблюдал за тобой, как ты медитируешь, спокойно и умиротворенно, практически полдня. Я удивлен и завидую", — он сказал мне это с чувством, полным высокой оценки в голосе. Теперь настала моя очередь удивиться. Я спросил его: "Разве это нормально? Ты не медитируешь?" Он ответил: "Конечно, я медитирую, но не могу это делать так долго. Через несколько минут у меня возникает множество эмоций и мыслей. Мне приходится обращаться за поддержкой к воображению снова и снова, чтобы продлить практику. Я знаю, что это не правильно. Но я ничего не могу поделать". Я думал о своем Пуджйапад Гуруджи и своих Пуджйапад родителей, которые заставляли меня медитировать с самого раннего возраста, и мое сердце захлестнула волна чувства признательности к ним. Я смотрел на Бабу из Бенгалии, кто оставил все в поисках мира, а теперь находился в полном отчаянии в изолированном месте в Гималаях. Но в чем причина? В том, что от хотел быть Сиддхой? В его уме? Я думал о нем. Я пытался убедить его, что у него получится медитировать, и однажды он достигнет состояния Самадхи. Но он продолжал повторять мне насколько он разочарован. Скоро ему будет пятьдесят лет, и совершенно нечем гордиться.

    Встреча с Бабой из Бенгалии заставила меня задуматься, что же не так с ним. Как он мог быть в таком отчаянии после стольких лет в Гималаях?! Он был прекрасным Хатха Йогином, но не мог медитировать. Я понимал его. Он был истинным искателем, но он знал, что не в состоянии медитировать. Сегодня, когда кругом я вижу множество людей, хвастающихся своей ежедневной медитацией, я вспоминаю Бабу из Бенгалии. Он знал, что такое состояние медитации на самом деле, потому что от своего Гуру он узнал, кто такой Йогин высокого уровня. Перед закатом мы сели поесть риса с солью. Я не стал есть ежедневную порцию моих трав, данных мне милостивым Джатавале Бабой. Теперь он стал моим лучшим другом. Ему было любопытно кто такой Джатавале Бабаджи. Он много расспрашивал о нем: "А как он выглядит? О чем он говорил? Какой его рост?" Он задавал бесконечные вопросы о Джатавале Бабаджи. Я пытался удовлетворить его любопытство. Внезапно он спросил меня: "А как ты поприветствовал его, когда встретился с ним?" "Аум Намах Шивайа", — ответил я. "Почему? И как он ответил?" Я сказал его ответ (не могу написать его здесь, потому дал обет). Услышав это, он подпрыгнул и схватил меня за руку. Он дрожал, его глаза наполнились слезами. Он сказал: "Мой Парам Пуджйа Шри Гурудев рассказывал о нем. Я искал встречи с ним. Не удивительно, что ты здесь и перенес все приключения, потому что ты благословлен им с самого детства. Ты благословлен". Он сказал мне множество хороших слов. Я даже не знал, как ему ответить. После этого он попросил меня сесть для медитации вместе с ним. Я с радостью согласился. На следующее утро мы вместе сели медитировать. Шло время. Внезапно я услышал голос: "Не привязывайся, не давай ему привязаться к тебе. Вставай. Продолжай свое путешествие". Я открыл глаза. Он сидел напротив меня в глубокой медитации, его лицо святилось умиротворением. Я должен был идти. Не было нужды ждать, чтобы выразить ему свою признательность. Мне нужно было продолжать свой путь, следуя за внутренним голосом. Я посмотрел на него и помолился Маа и Бхагавану, чтобы они благословили его успехом в садхане, после чего я продолжил мое путешествие.

    Баба из Бенглии не был обычным человеком. Он может считаться стойким искателем. Но, несмотря на его жизнь в Гималаях в отречении, он был далеко от внутреннего блаженства. Физически он был далеко от материального мира, но его ум размышлял над тем, что он оставил физически. Почему он ушел в Гималаи? Чтобы получить Сиддхи. Каждый его шаг сам по себе был неверен, потому что он хотел Сиддх, а это тоже желание, которое легко толкает человека в глубокую яму отчаяния.

    Много молодых людей получают Брахмачарья Дикшу в очень юном возрасте. Когда такие Садху становятся старше, они сталкиваются с реальной силой сексуальных желаний, и они пугаются. Они борются с этими желаниями очень храбро и решительно. Такая битва может длиться годы, иногда всю жизнь. В большинстве случаях Садху терпит поражение и внутренне разрушается, к этому времени он достигает сорока лет. Конечно, могут быть исключения. Есть исключения, но это большая редкость. Целибат может практиковаться какое-то время, чтобы дисциплинировать ум садхаки, но это не может быть пожизненным и навязанным обетом. Нужно победить желания, а не сдерживать их.

    Когда садхака пытается сбежать от своих социальных обязательств и ищет спокойствия для ума в джунглях и горах, то, в основном, он оказывается в губительной изоляции, потому что настоящие проблемы человека заключаются в его или ее уме. Когда такие садхаки начинают свою садхану в изоляции, они сталкиваются с противостоянием своего ума, как с гигантским демоном. Все это приводит их к отчаянию и страданию. Напротив, садхаки, которые утвердились в своей садхане и исполняют свои обязанности, обнаруживают, что так гораздо легче победить ум. Потому что когда садхака принимает активное участие в различной деятельности, то его ум не получает возможности стать больше и сильней самодисциплины.

    Помните, что никто не свободен от его или ее долга перед обществом. Мы все — часть небесной администрации, и мы здесь, чтобы исполнять свои обязанности должным образом. Мы сталкиваемся с множеством проблем, потому что не пытаемся жить в гармонии с божественным планом в отношении нас. То, что мы зовем узами Майи — это наши собственные желания, которые отвлекают нас от следования нашим моральным принципам. Садхаке необходимо дисциплинировать свой ум. Он должен избавиться от эгоистических желаний. Он должен сформировать привычку анализировать свои действия с точки зрения общества, экологии и глобальных интересов. Садхаке не нужно уходить (Ниврутти) от мирских обязанностей, но должен совершать действия (Праврутти) бескорыстно (Нишкама). Садхака должен полностью предаться Ишта Деву и Сад Гуру, и выполнять свой долг без каких-либо ожиданий.

    Это очень важно понять, что каждый из нас очень важен для управления этим миром. Только нам надо правильно понять нашу роль и следовать ей с оптимальной решимостью без каких-либо ожиданий. Зная, что наш Господь даровал возможность узнать Свадхарму, свой образ жизни. Если вы родились, имея способности каменщика или врача, вы должны принять это как Свадхарму, не сравнивая с занятиями других людей. Потому что лучше выполнять Свадхарму, и позволить Господу планировать нашу жизнь.

    Есть одна очень интересная мифологическая история.

    Однажды Деварши Нарадажи отправился на Вайкунтху, повторяю свою любимую мантру "Нарайана, Нарайана". После предложения Пранама (поклона) он сказал Бхагавану Шри Вишнуджи: "Бхагаван, у меня есть вопрос. Пожалуйста, пролей свою милость и благослови меня, ответив на мой вопрос". Бхагаван Шри Вишнуджи улыбнулся и разрешил задать вопрос. "Кто твой величайший Бхакта (Преданный)?" Бхагаван улыбнулся и ответил: "Есть одна маленькая деревня в Джамбу Двипе. Там живет один фермер со своей женой. Он — мой величайший Бхакта". Услышав это, Нарададжи глубоко задумался. Он спросил Бхагавана Шри Вишнуджи: "Можно я пойду туда и получу даршан этого величайшего Бхакты?" С улыбкой на лице Бхагаван дал ему свое разрешение. Естественно он знал, что Нараде очень не терпится узнать, кто же может быть более великим Бхактой, чем он сам, потому что с каждым вздохом Нарададжи повторял имя Нарайаны, и ему был дарован титул Деварши — Риши среди Девов. (Девы — это боги, живущие на небесах). В одном из своих рождений Шри Нарададжи был Гандхарвой. Гандхарвы — небесные певцы и музыканты.

    Вскоре Нарададжи пришел к дому фермера, которого Бхагаван Шри Вишнуджи назвал своим величайшим Бхактой. Он провел несколько дней, наблюдая за фермером. После чего вернулся на Вайкунтха Локу.

    Выразив свое почтение Бхагавану Шри Вишнуджи, Нарада стоял в полном смятении. Бхагаван улыбнулся и спросил: "Что тревожит тебя? Ты не счастлив, получив даршан моего величайшего Бхакты?!" "Конечно, я счастлив, — ответил Нарада, — но я не понимаю, как он стал твоим величайшим Бхактой?! Я наблюдал за ним несколько дней. Он живет обычной жизнью. Он и его жена просыпаются рано утром, доят коров. Затем он идет пахать землю при помощи плуга и двух волов. Весь день он пашет землю. Я не увидел, чтобы муж и жена когда-либо днем или ночью поклонялись тебе или повторяли твое имя. С другой стороны я даже не могу дышать, не произнеся твоего имени. Так как он может быть твоим величайшим Бхактой?"

    Бхагаван Шри Вишнуджи улыбнулся и сказал ему: "Очень интересный вопрос, мой дорогой Нарада, но до того, как я отвечу на него, я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня". Бхагаван дал Нараде чашу, наполненную маслом до самых краев, и сказал ему: "Возьми эту чашу, три раза обойди землю и возвращайся назад. Будь осторожен, ни одна капля не должна пролиться". Нарададжи уверил Бхагавана, что сделает все необходимое. Вскоре он ушел с чашей, наполненной маслом. С большой осторожностью Шри Нарададжи обошел землю три раза с чашей полной масла.

    В этом поступке Шри Нарададжи заключено одно интересное послание для преданных. Может показаться, что нет никакой необходимости в таком действии, как обойти вокруг света три раза с чашей с маслом, но Шри Нарададжи не спросил об этом Бхагавана Шри Вишнуджи. Он не спросил: "А зачем тебе это? Что случится, если капля прольется?" Он просто сделал это, потому что верил своему Иште, он абсолютно верит в то, что Бхагаван не может быть неправ. Он абсолютно предан. Даже его вопрос о фермере, который является величайшим Бхактой, также не содержит сомнений относительно несправедливого отношения Бхагавана Шри Вишнуджи, он верит ему. Он задает этот вопрос, потому что хочет понять свою ошибку. Он хочет совершенствоваться.

    Деварши Нарада вернулся на Вайкунтху. Он смиренно сообщил Бхагавану, что он выполнил задание. Бхагаван улыбнулся и сказал: "Очень хорошо, я уверен, что ни единая капля не пролилась". "Конечно, нет, мой Господь!" — ответил Нарададжи. Затем Бхагаван спросил его: "Скажи мне, Нарада. Сколько раз ты произнес мое имя, когда ты выполнял это задание?" Шри Нарададжи был шокирован. Он ответил: "Ни разу". Шри Вишнуджи улыбнулся и вновь спросил его: "Ты забыл меня?" "Как я могу, Бхагаван?" — ответил Нарададжи. "Тогда почему ты не повторял моего имени?" — спросил Шри Вишну Бхагаван. "Задание требовало полной концентрации. И твоя божественная личность дала мне это задание. Я выполнял твое задание, я приложил все усилия, чтобы сделать это без единой ошибки. Задача, данная тобой, является для меня не менее важной, чем Яджна (Яджна — Ведический Огненный Ритуал), так что я сконцентрировался только на одном и не мог повторять твое имя". «В твоих словах заключается ответ на твой вопрос, — сказал Бхагаван Шри Вишнуджи. — Этот фермер просто выполняет задание, данное мною, с твердым убеждением и концентрацией. Если он не сможет выполнять свою работу должным образом, то множество людей лишатся пищи. А давать пищу — часть моего управления. С полной искренностью он работает на меня. Так что он — мой Бхакта, несмотря на то, что он не выполняет ритуалов и постоянно не повторяет мое имя, как ты". Деварши Нарададжи все понял.

    Даже сам Деварши Нарадажи достиг высочайшего уровня Бхакти, благодаря благословению мудрецов за его служение им. Он родился от служанки, которая прислуживала мудрецам. Будучи ребенком, Нарада вместе с матерью служил мудрецам. Он делал это с такой преданностью, что они благословили его стать великим Бхактой.

    Помните, что даже самореализованный человек должен исполнять свои обязанности по отношению к обществу, проповедуя истину, которую он реализовал. Если это было бы не так, то мир не получил бы возможность получить благословение от присутствия Шри Кришны, Шри Будды, Иисуса, Заратустры, Мухаммеда и многих других. Мы не должны забывать, что мы делим эту планету и ее ресурсы с другими людьми. Мы должны исполнять общественные обязанности. У нас возникают проблемы, потому что мы пытаемся делать не нашу работу. Мы не тратим время, пытаясь понять, что же мы должны делать по жизни. Если человек, благословенный литературным талантом, пытается стать ученым или бизнесменом, то это приводит его к неудаче и несчастью. Вместо того, чтобы начать работать, мы думаем о возможных прибылях и убытках в том, что мы должны делать, и в конце концов занимаемся тем, что не предназначено для нас.

    В Шримад Бхагвад Гите есть очень замечательное слово "Свадхарма", что означает персональная Дхарма. Здесь Дхарма используется не в значении религии, а указывает на личное моральное поведение, согласно способностям, данных человеку Богом. Как Арджуна был благословлен способностями воина, так что он должен был защищать правду и справедливость в бою. Несмотря на его высокий интеллект и желание любви и гармонии, его путь находился на поле боя. Он не мог стать Махарши, подобно Бхагавану Веда Вьясе. Всегда лучше действовать согласно Свадхарме, чем менять ее в предвкушении материальной выгоды. Даже исполняя Свадхарму, необходимо концентрироваться только на действии, но не на результате. Невозможно ничего делать в совершенстве, если в уме есть дилемма о результате действия. Так что всегда лучше делать свое дело без ожидания результатов. Тогда это Нишкама Праврутти.

    Когда бы вы не начинали работу, какое либо дело, молитесь своему Иште: "О Господь! Я собираюсь проделать эту работу, которую ты возложил на меня. Пожалуйста, благослови меня, чтобы я мог ее делать с твердой решимостью". Начните практиковать это каждый день и вы увидите позитивные изменения, которые произойдут в вашей жизни. Материальная жизнь садхаки — не бесполезна. Каждый садхака также должен выполнять свои ежедневные обязанности. Даже те, кого Гуру выбрал для жизни в Ашраме, они тоже должны выполнять материальные обязанности в Ашраме. На самом деле, они должны стать абсолютными Карма Йогинами.

    Помните, не существует такого состояния, когда вы свободны от выполнения Кармы. Эта Карма может быть в действиях, речи или мыслях. Так что лучше контролировать себя, чтобы стать Нишкама Карма Йогином и совершать Нишкама Праврутти.

    — Гуруджи Шри Шриойгешвараджи

    Поиск по сайту
    Гуруджи в России
    Календарь
    «  Ноябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930
    Яндекс.Метрика
    Рейтинг@Mail.ru ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Харе Кришна - без фанатизма о вере и религии
    Copyright MyCorp © Shiv Shakti Kul